1. Полное имя персонажа
Беллатрикс Друэлла Лестрейндж
Bellatrix Druella Lestrange

2. Возраст

46 лет

3. Факультет и курс/Кем являетесь

Пожиратель Смерти

5. Внешность
Имя и фото/картинка: http://27.media.tumblr.com/tumblr_m00p8 … o1_500.jpg
Рост: 176
Телосложение: нормальное
Цвет глаз: карие
Цвет волос: черные
7. Артефакты

Семейный медальон, способный на несколько минут затуманить сознание. Действует только у тех, в чьих жилах течет кровь Блэков.
Волшебная палочка длиной 12 3/4 дюйма из грецкого ореха и сердечной мышцы дракона.

8. Способности

Невероятная способность к заклинанию Круциатус.

9. Животные

--

10. Желаемый статус

-Amabilis insania

11. Связь с Вами

Скайп - Bellatrix36

12. Ключ

13. Пробный пост

Их дом оказался небольшим двухэтажным коттеджем с элементами викторианского стиля. Он был окружен аккуратной живой изгородью, на которой одиноко покачивалось несколько пожелтевших, сморщенных листочков. Дорожка, ведущая к главному входу в дом, была усыпана большими кленовыми листьями, и когда Белла ступила на нее, ковер из листвы тут же зашуршал под ногами, и она невольно вздрогнула от неожиданности. В следующий же миг внезапно налетевший порыв ветра сорвал с ее головы капюшон и принялся трепать волосы — и она вдруг почувствовала непонятное оцепенение, какое-то странное предчувствие. Возможно, из-за того, что Беллатрикс вот уже второй день жила лишь тревогой, страхами и отчаянием, ее нервы сейчас были на пределе.

«Я отомщу за тебя, обещаю», — прошептала Белла, словно Милорд был где-то рядом и слышал меня
Ее пальцы настолько сильно сомкнулись вокруг древка волшебной палочки, что заболела рука. Белла подняла глаза к темному небу, и с удивлением отметила, насколько ясным оно было — ни одной тучки, ничто не предвещает непогоду. Надо же, какой парадокс — такая тихая и мирная ночь обещает столько крови и мучений.
Тем временем Рабастан поднялся на крыльцо дома и произнес «Аллохомора». Не стоило и опасаться, что на дверях какие-то чары — наивные и отчаянные гриффиндорцы заперлись на простой засов, считая, раз Темного Лорда больше нет, то в безопасности. Как же они ошибались! Представив выражение лица своего бывшего сокурсника Фрэнка Лонгботтома, Беллатрикс едва сдержала истерический смех.

Вслед за Рабастаном она прошла в темную прихожую, слыша, как сзади переступают с ноги на ногу Руди и Барти. Почему-то мне показалось, что ее муж начал сомневаться в правильности этой затеи, однако она твердо знала, что ради нее он пойдет на все. Беллатрикс снова прошептала «Люмос», и огонек от ее волшебной палочки осветил небольшой холл, уютно обставленный мягкой мебелью. Казалось, что она попала в какой-то другой, совсем незнакомый мир, где все так резко отличалось от того, что было привычно. Сердце сжалось от непонятной тоски, но она постаралась совладать с собой и вернуть себе прежнюю решительность.

— Белла?
— позади нее послышался дрожащий шепот Барти.

Он почти бесшумно подошел ко женщине сзади. Обернувшись, она увидела расширенные от волнения голубые глаза, взъерошенные волосы соломенного цвета и сжатые в тонкую линию, покусанные до крови губы. Его руки дрожали, он тяжело дышал. Сейчас он казался таким беззащитным и невинным, совсем ребенком, но это почему-то не вызвало у Беллы раздражения, а заставило проникнуться к этому юноше чем-то вроде сочувствия и симпатии.

— Ты ведь скажешь, что делать, правда? — прошептал он. — Я… готов на все, только бы найти Темного Лорда… Помоги мне, пожалуйста…

Его тон был почти умоляющим, и это не могло не тонуть Беллу. Значит, в мире остался еще один человек, так же преданный Милорду, как и она, и это было так важно. Женщина положила руку ему на плечо и улыбнулась.

— Не переживай, мы найдем его, — ее голос почему-то прозвучал хрипло. — Я обещаю, что наш Лорд вернется. А сейчас не нужно так нервничать, просто делай то же, что и я.

Барти хотел что-то ответить, но в этот миг где-то на втором этаже раздались шаги, и внезапно зажегся свет. Пожиратели Смерти все как один тут же заняли боевые позиции, выставив перед собой волшебные палочки.

— Кто здесь? — сверху послышался заспанный, но встревоженный мужской голос.

По лестнице спускался темноволосый молодой человек, в опущенной руке он держал палочку. Фрэнк Лонгботтом был одет в пижаму и выглядел настолько обескураженным, что стало ясно: они застигли его врасплох, и вряд ли он сейчас был способен трезво оценить ситуацию и ту опасность, что угрожала его семье. И прежде чем он успел сообразить, что происходит, Рудольфус тут же произнес разоружающее заклятье. Палочка Фрэнка мигом вылетела из его руки, и муж Беллы подхватил ее; самого же аврора отбросило к стене, да еще и с такой силой, что Беллатрикс сама удивилась мощи заклинания. Когда она посмотрела на Рудольфуса, тот лишь пожал плечами. При падении Лонгботтом ударился головой об угол шкафа, и на стене сразу же появились темно-красные разводы. Беллатрикс улыбнулась и сделала несколько шагов к нему.

— Привет, Фрэнки, — почти пропела она, опускаясь перед ним на корточки.

Она аккуратно подобрала подол платья, словно боясь испачкать его о бывшего однокурсника, тот же поднял на нее взгляд, полный презрения и непонимания. Но ее улыбка только стала шире.

Не бойся, Фрэнк, это я, Беллатрикс, помнишь же меня?.. Я всего лишь хочу с тобой поговорить.

Лонгботтом попытался подняться, но это удавалось ему с явным трудом.

Как же не помнить тебя, Блек, — почти выплюнул Лонгботтом. — Ведь Боунсы и братья Пруэтт на твоей совести, не так ли?

Он произносил ее имя с явным отвращением, и Белла поняла, что этот человек ненавидел ее куда сильнее, чем можно было вообразить. Однако это лишь сильнее заводило Беллу.

Не переживай, дорогой, скоро на моей совести будут еще и Лонгботтомы, — пообещала она. — Впрочем, если в нашем разговоре ты будешь честным, то я, возможно, буду меньше играть с твоим отпрыском…

Мне не о чем говорить с тобой, Блек, — прошипел Лонгботтом.

Ну-ну, Фрэнки, не нужно быть таким непослушным… — Беллатрикс с наигранной нежностью провела рукой по его небритой щеке. — Я всего лишь хочу спросить, что ты знаешь о Пророчестве и о том, как это может быть связано с Темным Лордом.

Я ничего не знаю о Пророчестве, а тем более о твоем Лорде, кроме того, что он сдох благодаря Гарри Поттеру…

Это как будто бы послужило для меня сигналом. Я тут же вскочила на ноги и направила на Лонгботтома волшебную палочку.

Да как ты смеешь!.. — прошипела Беллатрикс. — Круцио!

Проклятье само по себе сорвалось с ее губ. Фрэнк тут же скрючился на полу, и через несколько секунд помещение заполнили его душераздирающие вопли. Ей же казалось, что в мире нет ничего, кроме нее и моей волшебной палочки, и она может делать все, что заблагорассудится, что она всесильна. Непередаваемое чувство, которым хотелось упиваться, хотелось испытывать его вновь и вновь. Говорили, что Круциатус отнимает у волшебника слишком много энергии; ей же казалось, что оно наоборот только дает мне больше силы.

И тут со стороны лестницы раздались громкие шаги. Белле пришлось обернуться, и из-за этого сила проклятья стала ослабевать, пока оно полностью не прекратило действовать. Теперь она слышала тяжелое дыхание и редкие стоны. А по лестнице уже спускалась Алиса Лонгботтом в коротенькой ночной рубашке, с взлохмаченными светлыми волосами и палочкой наготове. Видимо, муж велел ей спрятаться в спальне, но когда Беллатрикс стала пытать его, она прибежала на крики, не желая оставаться в стороне. Что сказать, это инстинкт всех гриффиндорцев: лезть на рожон и искать смерти. Но если она этого хочет, то почему бы не исполнить ее желание? Только сначала нужно немного потолковать…

Алиса уже было хотела выкрикнуть заклинание, но кто-то из братьев Лестрейнджей тут же обезоружил ее. Правда, она устояла на ногах, но теперь от шока и ужаса не могла даже пошевелиться. А что одна хрупкая женщина может противопоставить четырем вооруженным, безжалостно настроенным Пожирателям Смерти? Взгляд Алисы обратился к Фрэнку, без сил лежавшему на полу, и она не сдержала вскрика. В ответ на это Белла звонко рассмеялась.

— Что вам нужно? — прошептала она. — Что вы здесь делаете? Что вы сделали с моим мужем?

Белла всего лишь решила задать ему несколько вопросов, — сзади послышался беззаботный голос Рабастана. — Мне кажется, что пока она так увлечена плодотворным общением с ним, мы можем поговорить и с тобой, не так ли, брат?

Беллатрикс развернулась к нему вполоборота, так, чтобы видеть, что происходит сзади, но в то же время не спускать глаз с Лонгботтома, который постепенно начинал приходить в себя. Рабастан улыбался во все тридцать два зуба и смотрел на Алису, явно замышляя что-то нехорошее.

Белла, как ты смотришь на то, чтобы, пока ты общаешься с господином аврором, мы пообщались бы с его женой? — совсем невинным голосом поинтересовался Рабастан. На долю секунды Белле показалось, что сейчас рядом находится Раба, которого она знала раньше — веселый и озорной. Только вот теперь его веселье, похоже, обещало быть совершенно не таким безобидным, как прежде.

Только не переусердствуй, — пробормотала Белла. — Она должна рассказать все, что знает.

Рабастан выглядел почти счастливым. Они с Барти двинулись к Алисе, и та тут же бросилась вверх по лестнице, собираясь, видимо, спрятаться в одной из комнат, но была сражена Ступефаем. Белла же повернулась к Фрэнку, слыша, как сзади подходит Руди. С верхнего этажа послышались крики Алисы и какая-то возня, и Лонгботтом попытался подняться на ноги. Но в тот же момент Рудольфус прижал его ногой к полу, лишая возможности двигаться.

Не смейте трогать ее! — отчаянно закричал Фрэнк, безнадежно обездвиженный. — Нет…

Как будто бы в ответ на это со второго этажа раздался истошный вопль. «Может быть, стоило сказать парням, чтобы они не позволяли себе слишком многого? Впрочем, почему бы и нет? Главное, чтобы Алиса доложила им все, что знает, а то, как именно они будут вытягивать из нее информацию, меня мало волновало.»
Беллатрикс медленно опустилась перед Фрэнком на колени, легко дотронулась рукой до его коротких жестких волос.

Послушай меня, Фрэнк, — мягко проговорила она, поглаживая его по лицу. — Если ты мне скажешь, что случилось с Темным Лордом и где он, то они тут же отпустят твою жену, а я не стану тебя пытать.

Лонгботтом какое-то время смотрел на меня полными ненависти глазами, после чего процедил сквозь зубы:

Я уже говорил, что ничего не знаю и не хочу знать об этом змееподобном ублюдке…

Это было последней каплей. Белла подняла волшебную палочку, и Фрэнк резко замолчал, потому что его вновь настигло Пыточное проклятье. Он кричал, брызгал слюной, цеплялся руками за пол, а она никак не могла остановиться. Он при ней оскорбил ее Повелителя! А пытки в таком случае были самым меньшим, чем он мог бы отделаться. Наблюдая за ним и видя, как он жалок, она улыбалась и, не обращая внимания на начинающееся головокружение, только усиливала действие Круциатуса. От страшной боли и напряжения кожа на руках Лонгботтома лопалась, и теперь он был весь перепачкан смесью крови, пота и еще каких-то телесных веществ.
Когда Белле стало совсем нехорошо, Руди легонько провел ладонью по ее руке, давая знак остановиться. Понимая, что если не послушаюсь его, то просто-напросто потеряю сознание, она прекратила пытку и оглядела свою жертву. В глазах потемнело, создалось впечатление, что она куда-то падает. Поэтому пришлось отступить на несколько шагов назад.

Она видела Рудольфуса, Фрэнка, корчащегося на полу от проклятий, видела, что Раба и Барти переместили Алису вниз. Она лежала на спине в нескольких шагах от меня. Ее ночная рубашка была разодрана, а участки тела, видневшиеся сквозь куски ткани, были покрыты синяками и кровью. Миссис Лонгботтом тяжело дышала, порой ее дыхание прерывалось стонами и вскриками. Она беспомощно поднимала руки, как будто бы хотела оттолкнуть от себя невидимого врага. Но более всего ужасали ее глаза — расширенные, с покрасневшими белками — и в них выражались боль, животный страх и вместе с тем какая-то твердость, граничащая с отупением. Увидев Беллатрикс, Алиса не без труда перевернулась на живот и стала медленно ползти ко мне. Она подняла на нее заплаканное лицо, ее пересохшие губы повторяли ее имя…

Белла… — шептала она. — Я прошу тебя… Белл…

Она протянула ко ней руки, словно надеясь, что Белла сейчас обнимет ее и утешит. Как глупо было с ее стороны полагать, что если она тоже женщина, то непременно сжалится над ней. Вместо ответа Белла лишь рассмеялась и присела рядом с ней.

Скажи о Пророчестве, и я помогу тебе, — прошептала она. — Как тебе такая сделка?

Я… Я ничего… не… знаю… — прохрипела Алиса и вдруг зашлась сухим кашлем, схватилась руками за искусанное горло и скорчилась на полу.

Белла потянулась за волшебной палочкой. И снова стала пытать ее. Заклятье все набирало силу, а Алиса уже не могла кричать. Просто беззвучно плакала, а ее худенькое тельце извивалось под моими ногами. И снова Беллатрикс чувствовала непонятное возвышение, казалась, что она может все на свете, и еще миг, и Алиса скажет правду… И лишь когда Белла останавливалась для того, чтобы набрать в легкие воздуха, она понимала, что по моим щекам струятся слезы…

* * *

Светало. Даже не верилось, что они находились в том доме целую ночь. Беллатрикс почему-то казалось, что с того момента, как они пришли сюда, прошло не больше пары часов. Она не опускала волшебной палочки и не умолкала, порой чуть ли не умоляя Лонгботтомов рассказать всю правду. А они держались, как настоящие гриффиндорцы — терпели любые пытки, но молчали. Это распаляло Беллу еще сильнее, и я только еще громче выкрикивала «Круцио», пока Рабастан трахал Алису со всех сторон. Жаль, что этого не видел Фрэнк — в тот момент он уже неподвижно лежал на полу в луже крови. Не знаю, был ли он жив, но это меня и не волновало. Какая разница? Он не сдался, значит, сдастся его жена. Еще совсем немного… И плевать было на то, что со второго этажа доносились крики младенца, который, надрываясь, звал мать или отца. Главное — узнать все…

И вот совершенно внезапно позади раздались какие-то крики. Даже не успев опустить волшебную палочку и обернуться, Беллатрикс ощутила, как оружие выпадает из ее рук и кто-то с силой хватает ее за плечи. И только тогда Белла поняла, что это конец. Около дюжины авроров ворвались в дом Лонгботтомов с волшебными палочками наготове. Она видела, как несколько из них ударили Ступефаем по Лестрейнджам и Краучу, и те без сил повалились на пол; Алиса же продолжала извиваться на коленях, выворачиваясь от боли, хотя ее уже никто и не пытал. При виде этой жалкой картины Беллатрикс хотелось лишь одного — чувствовать власть над ней, снова слышать ее крики боли и видеть ее агонию. Во имя ее Повелителя. Она попыталась вырваться из плотного кольца рук того, кто держал ее и прижимал к себе, но его хватка была поистине железной. Оставалось лишь брыкаться, кусаться, выкрикивать ругательства. Аластор Муди на ее пути, и она  знала, что он ненавидит ее точно так же, как она ненавидела Лонгботтомов и Поттеров. И сейчас ему представился замечательный шанс отомстить Белле за всех тех жалких грязнокровок, которых она когда-либо убила

Делайте что хотите, ублюдки… — прошептала Белла пересохшими губами. — Но я обещаю, что все вы поплатитесь за это, предатели крови…

Это были ее последние слова перед тем, как она провалилась в беспамятство.